Правовая характеристика ВРТ.

детиТрудно не согласиться с утверждением, что одним из возможных фатальных социальных кризисов способных гипотетически поразить все человечество является кризис демографический. Отрицательный прирост населения во многих европейских странах, связанный зачастую с повсеместно наблюдающейся тенденцией снижения репродуктивных функций человека толкает общество на поиск альтернативных способов решения данной проблемы. В настоящее время одним из широко применяемых и наиболее обсуждаемых вариантов замещения естественных детородных процессов являются вспомогательные репродуктивные технологии, дискуссионность использования которых с каждым днем лишь возрастает.

Следует отметить, что неотъемлемым элементом комплексного внедрения, эффективного использования, а также всестороннего анализа и оценки вышеназванных технологий является, прежде всего, разработка стройных национальных и международных нормативно-правовых систем, регулирующих данные отношения. В данной статье мы постараемся кратко описать суть рассматриваемой проблематики в разрезе национального законодательства.

В Республике Беларусь основным нормативным документом, регламентирующим порядок использования указанных технологий, является Закон №341-З «О вспомогательных репродуктивных технологиях» от 7 января 2012 года (далее по тексту Закон), в процессе подготовки которого наблюдалось беспрецедентно активное внимание общественности к отдельным его положениям. Несмотря на сохранение дискуссионности и некоторой противоречивости данного документа, прогрессивность и целесообразность его принятия сложно переоценить. Уже сам факт его бурного обсуждения на стадии подготовки и последующее его принятие с учетом мнений представителей различных профессий и конфессиональных групп свидетельствует о целенаправленных попытках законодателя не только унифицировать область применения вспомогательных репродуктивных технологий (далее по тексту ВРТ) в Республике Беларусь, но создать основу для дальнейшего планомерного регулирования медико-правовых отношений.

В Законе определены базовые термины в сфере применения ВРТ, условия, принципы, порядок применения данных технологий, их виды, организационные основы для донорства половых клеток, порядок и условия их хранения, использования, а также права всех категорий пациентов в процессе применения соответствующих технологий. В настоящее время Законом регулируются три основные вида ВРТ: суррогатное материнство, экстракорпоральное оплодотворение, а также искусственная инсеминация.

Следует отметить, что в ряде стран репродуктивные права граждан строго ограничиваются, а некоторые конкретные виды репродуктивных технологий, как например криоконсервация, выбор пола, суррогатное материнство, донорство гамет и яйцеклеток, вообще запрещены или, в крайнем случае, доступны далеко не всем «смертным». Одинокие, женщины, которые формально не состоят в браке, например в Италии и Германии, полностью лишены права воспользоваться описываемыми технологиями. Вступление в брак или, как минимум, наличие устойчивых «проверенных временем» партнерских отношений зачастую рассматриваются в качестве единственно обязательного условия для участия в репродуктивных программах. Однако в Республике Беларусь возобладал, на наш взгляд, более разумный, обдуманный, взвешенный подход.

Так, в соответствии с Законом участвовать в репродуктивных программах могут как одинокие, так и замужние женщины, с тем лишь условием, что во втором случае необходимо письменное согласие супруга на применение соответствующей процедуры. Единственное ограничение по супружескому статусу предусмотрено лишь для суррогатных матерей, которые в соответствии с положениями Закона обязаны состоять в браке. Еще одной отличительной чертой белорусского законодательства выступает презумпция материнства и отцовства генетических родителей, что по сравнению, к примеру, с Россией, где матерью ребенка признается непосредственно суррогатная мать, является прогрессивным шагом в функционировании данного института.

Является очевидным, что во многом Закон устраняет основные проблемные моменты в сфере репродукции, на которые, в частности, указывали эксперты в процессе подготовки законопроекта. Так, В Законе содержатся нормы, предусматривающие, что генетический материал предоставляется только на добровольной основе, т.е. полностью исключается незаконная торговля, также ограничивается круг лиц, которые могут воспользоваться донорскими половыми клетками, а также, что немаловажно, предусматривается медицинское обследование донора и т.д.

Вместе с тем, особое внимание хотелось бы уделить отдельным положениям Закона, порождающим с юридической точки зрения некоторые проблемы в процессе их правопонимания и, соответственно, правоприменения. Учитывая специфику рассматриваемых отношений, основной акцент делается на нормах, принятие которых должно быть опосредовано наличием научно-обоснованной и строго аргументированной медико-правовой позиции по рассматриваемому вопросу. По нашему мнению, довольно дискуссионной по прежнему остается статья 18 Закона, регулирующая, в частности, использование невостребованных в результате применения ВРТ эмбрионов. Если научно-исследовательские манипуляции над эмбрионами, согласно части 5 статьи 18, строго запрещены, то часть 4 предусматривает, при наличии определенных условий, возможность их использования для совершенствования применения процедуры ВРТ. Примечательно, что в первоначальных редакциях законопроекта предлагалось легализовать научные исследования над не достигшими 14-дневного возраста эмбрионами, что якобы не нашло своего последующего отражения в конечном варианте рассматриваемого документа. Однако до сих пор открытым остается вопрос о соотношении этих двух понятий – научных исследований и совершенствовании отдельных медицинских процедур. Учитывая отсутствие в белорусском законодательстве строгих правовых критериев их разграничения, остается лишь догадываться о значении и вкладываемом в их определения смысле. Кстати говоря, унифицированные легальные определения рассматриваемых понятий также отсутствуют. Сверяясь с толковыми словарями и трактуя научно-исследовательскую деятельность в широком смысле как получение любых новых знаний об объекте, можно предположить, что получение в процессе совершенствования ВРТ хотя бы минимального результата, способного улучшить отдельные этапы рассматриваемых технологий, автоматически приведет к отождествлению этих понятий. Таким образом, предлагается либо четко определить совокупность критериев, разграничивающих научно-исследовательскую деятельность и совершенствование технологии, либо запретить любые манипуляции над невостребованными эмбрионами во избежание возникновения серьезных правовых коллизий.

Рассмотренная выше проблема вскрывает целый комплекс юридически значимых, однако, пока никак не урегулированных отечественным законодательством, моментов. Одним из таких вопросов является юридический статус эмбриона, а также необходимость и целесообразность защиты детей не с момента их рождения, а с момента их непосредственного зачатия. Анализ международного законодательства свидетельствует о неоднозначности решения данной проблемы в различных странах, где наряду с конституционным закреплением принципов защиты ребенка с момента зачатия на практике превалирует пренебрежение провозглашенными постулатами. В Республике Беларусь в данном контексте остается открытым вопрос о правах еще не родившегося ребенка в случае смерти генетических родителей при использовании услуг суррогатной матери, в частности, в сфере наследования, а также определения дальнейшей судьбы ребенка.

Затрагивая тему суррогатного материнства, которая на данный момент является наиболее дискуссионной и обсуждаемой, можно отметить, что в юридической литературе ведутся многочисленные дебаты относительно правовой природы данного договора, определения его существенных условий, а также обеспечения соответствующего контроля над обязательствами сторон. Правовая незащищенность субъектов данных договорных отношений создает порой значительные препятствия a функционировании данного института. В частности, в соответствии с нормами отечественного гражданского законодательства, отказ суррогатной матери (то есть исполнителя) от исполнения законных обязательств по заключенному договору с полным возмещением убытков заказчику с юридической точки зрения еще относительно понятен. Однако основные трудности возникают при несоблюдении условий договора самими заказчиками, то есть генетическими родителями, которые вправе ссылаясь на 736 статью Гражданского кодекса Республики Беларусь отказаться от родившегося ребенка. Возмещение затрат и расходов, которые фактически понесла суррогатная мать (т.е. испольнитель) в случае полного отказа генетических родителей (т.е. заказчиков) от рожденного сугубо для них ребенка, навряд ли допустимо рассматривать в качестве достаточной и адекватной меры защиты прав и интересов исполнителя.

Недостаточное внимание уделено законодателем не только проблеме контроля за соблюдением договорных отношений суррогатной матерью, но и за эффективным, рациональным и целевым использованием денежных средств, выделяемых генетической матерью на надлежащее протекание беременности.

Медицинско-правовой аспект рассматриваемой проблемы заключается в уточнении списка показаний и противопоказаний к процедуре суррогатного материнства, который с правовой точки зрения, в соответствии с Постановлением Министерства здравоохранения РБ от 14 сентября 2006 года №71, носит закрытый характер.

Актуальными, на наш взгляд, являются проблемы сокрытия заболеваний, включая генетические, а также нарушения медико-этической конфиденциальности.

Перечисленные проблемы не являются исчерпывающими и наряду с очевидными позитивными моментами правового регулирования ВРТ в Республике Беларусь являются неотъемлемой частью законотворческого процесса.

Вместе с тем следует учитывать, что основой эффективного решения любой социальной проблемы выступает, прежде всего, выявление внутренних связей и сущностных закономерностей породивших данную проблему. Многочисленные дискуссии относительно рациональности, правомерности и, в конечном итоге, этичности использования вспомогательных репродуктивных технологий в качестве коррекционного механизма регулирования демографического кризиса в Республике Беларусь должны быть как минимум научно обоснованы. Инструменты правового регулирования данной сферы общественных отношений без системного взаимодействия с медицинской наукой зачастую являются неэффективными, в равной степени как односторонний подход к решению данной проблемы сугубо с позиций медицины приводит к порождению многочисленных дискуссионных правовых коллизий, что в конечном итоге ущемляет права, в также законные интересы граждан.

Отвечая на вопрос, что же представляют собой ВРТ, можно с большой долей уверенности сказать, что на данный момент это лишь демонстрация глубокого отчаяния, порожденного невозможностью естественного протекания детородных процессов в отдельно взятых семьях. Утверждения относительно того, что ВРТ на данном этапе своего развития способны глобально изменить демографическую обстановку в стране, по мнению автора, завязывают узел и ограничивают процесс естественной репродукции и эволюции человека. ВРТ следует рассматривать как частный случай, как шанс, но пока не более того.

Автор статьи: Кажина Максим Валерьевич

Оставить Коментарий

Имя*

Электронная почта* (никогда не публиковал)

Веб-сайт